г. Нижний Новгород, ул. Рельсовая 18

+7 929-045-52-38 | zavitok.nn@yandex.ru

Металлические промыслы Нижегородской губернии

     

 

 

     "Этот царственно поставленный над всем востоком России город совсем закружил наши головы. Как упоительны его необозримые дали! Мы захлёбывались от восхищения им и перед нашими глазами вставала живая история старой Руси, люди которой, эти сильные люди хорошей породы, так умели ценить жизнь, её теплоту и художественность."

               И. Е. Репин "Далёкое - близкое"

 

 

 

 

 

 

     В Нижегородской губернии промышленность имела главным образом кустарный характер. Во многих сёлах были развиты промыслы, где работник трудился у себя на дому и вручную клепал замки, дубил кожу, шил сапоги, резал деревянные ложки, ткал рогожки, плёл лапти и т.д.

   Нижегородчина издавна славилась промыслами ковки железа. Волжское судоходство требовало якорей, якорных цепей, уключин. Нужно было немало искусства, чтобы выковать сложную форму якоря. Для торговли были нужны весы и весовые коромысла, которые с необычной точностью выковывали ручным способом ещё в середине 19 века. К группе торгового инвентаря относятся и безмены - особый тип старинных весов, в изобилии сохранённый музеями. Нужны были кованые аршины, укладки для товаров, прочные замки и жиковины - петли для дверей складов и лавок.

    Для дома требовались светцы и шандалы. В первые вставлялась лучина, горевшая по вечерам, во вторые укреплялась свеча. В формах старинных светцов кузнецы показали большое искусство. Они делали это на манер ветвящегося дерева, хитро закручивая многие завитки, спирально свёртывая "жгутом" стебель, получающий нарядную поверхность. В руках кузнеца железо оказывалось податливым материалом для скульптуры. Он умел расщепить и фигурно завить концы железных полос, расслоить целый прут на ажурное плетение, соединить вновь, придать изделию примитивную, но выразительную декоративность. Особенно искусные светцы делались на Севере, но их немало было и в быту Нижегородской губернии, ведь лучиной деревня перестала пользоваться в конце 19 века. Многие светцы, попавшие в музеи, были украшениями изб - произведениями творческого ремесла. Они же, несомненно, были и товаром, так как в своё время являлись необходимым предметом обстановки.

 

 

     Большое внимание кузнец уделял обработке домашней утвари. Ему приходилось выковывать нож, сечку, косарь для лучины. Сохранившиеся в Семёнове сечки показывают большую изобретательность давнишних мастеров, умевших, ради красоты, завить верх сечки семью и даже девятью спиралями по обе стороны рукояти и закончить фигурками коней или конских голов. Надо думать, что подобные нарядные вещи чаще готовились по заказу и для подарка - столько в них задушевной искренности и любовного внимания к мелочам.

   Работы из грубого неподатливого металла, сделанные к тому же примитивным инструментом, удивляют своей виртуозностью.

   Музейные коллекции сохранили много плоских кованых изделий с кружевной прорезью. Это прежде всего накладки на нутряные замки дверей, железные дверные петли, полосы для обивки сундучков-укладок в форме теремка и косника. Прорезь по толстому железу, оставлявшая обычно силуэты травного рисунка, требовала большой твёрдости и уверенности руки, иначе не вышел бы ровный плаваный обрез краёв. Положенные на дерево, цветную слюду или краску, железные накладки дверей и сундуков являлись богатыми их украшениями.

   Внимательный глаз может отметить красивые кованые дверные кольца многих калиток старинных изб нижегородских деревень. Много труда уделяли кузнецы оконным решёткам и оградам церквей, а также массивным дверям, навесам, реже балконам некоторых старых домов наших районных городков , крупных сёл и самого Нижнего Новгорода.

   Всё это разнообразие образцов кузнечного искусства характеризует огромное значение промысла для народной жизни. Действительно, кузнец был необходимым специалистом в деревенской жизни.

   По вещественным памятникам и документам легко проследить развитие древнего кузнечного искусства области примерно с 16 столетия. Именно в это время возникает главный центр ковки металла в области - Павлово на Оке.

   Вначале здесь основалась небольшая крепость, где кузнечное мастерство обслуживало потребности гарнизона. Уже в 1621 году в Павлове насчитывается 11 кузниц, а через пятьдесят лет павловские изделия стали так известны, что о них писали иностранцы. Кильбургер, изучавший в 1674 году русскую торговлю, отмечает маленькие замки павловцев, которые они продавали по полтине за дюжину. Выработка замков - самый старинный вид павловского промысла, а наиболее древний тип изделий - шведский или конный замок с винтовым ключом имеет много художественных деталей и украшений. На нём встречаются напаянные узорные пояски. Конец ключа часто превращён в сложную ажурную розетку. Недаром в эпоху Петра про павловцев писалось в сочинении пленного шведа Страленберга: "жители этого города все суть замочники и кузнецы, делают очень чистую работу и известны по всей России".

   В описании "Государства Российского" Страленберга, издания 1730 года, о Павлове сказано: "Весь город состоит почти только из кузнецов, их подмастерья разносят в округе на продажу разные железные вещи и между ними маленькие, как горошина, замочки и другие побольше, как белый турецкий боб. Все они с ключами и очень чисто и тщательно сделаны, так что их можно отпирать и запирать. За дюжину таких замков платят полтора рубля и дешевле".

   Изобретательный ум павловцев широко проявился в разнообразии металлических изделий. По приказу своего помещика графа Шереметьева, они готовили подсвечники с фигурками львов, замки в виде львов же и уток, нарядное оружие с ложем из ореха, украшенным золотом и гербами, с подписями мастера Ивана Овсянникова и пометкой "село Павлово 1798 года". Как раз в этот год павловцы подносили по воле графа разные "слесарные вещи" проезжавшему императору Павлу и на его вопрос отвечали, что могут сделать до трёх тысяч ружей.

   В начале 19 века, по описанию Евдокима Зябловского, составившего в 1810 году "Землеописание Российской Империи", Павлово было центром слесарных работ: выделки замков, ножниц, столовых ножей, ружей, пистолетов и других вещей.

   Ежегодно делалось здесь замков до 800 тысяч, ножниц до 12 дюжен, ружей до 3 тысяч, пистолетов до 1500. Уже тогда была полная специализация: каждый мастер занимался своим ремеслом - один делал замки, другой ружья, третий ножницы и так далее. Изделия Павлова продавались в Нижнем Новгороде, на ярмарке подле Макарьевского монастыря и в Астрахани, увозились в большом количестве в Персию.

   Талантливые металлисты, художники и изобретатели были в Лыскове. Некогда Лысково было крепостным селом помещика Грузинского, одного из наиболее влиятельных лиц старой губернии. Напротив в Макарьеве по летам открывалась ярмарка, где бывали и работали тысячи ремесленников разных специальностей. Потребность в сундуках для упаковки ярмарочных товаров вызвала развитие местного, макарьевского, сундучного промысла, вовлекшего также несколько керженских деревень. Макарьевский сундук делался из ольхи, реже из дуба. Дерево окрашивалось красно-синей или зелёной краской и оковывалось полосами железа. На железе делали печатные узоры и "мороз" - последний получался сам по себе, если раскалённую белую жесть обрызгивали водой из лейки, - выходило подобие замороженного стекла. Умели делать "синий мороз", брызгая на жесть купоросным маслом с крепкой водкой и нашатырём, а красивые коричневые и золотистые оттенки "мороза" выходили после покрытия железа олифой и выдержки в жару вольной печи.

   Лысковский мастер Балагуров первый начал делать замки с секретами. По его имени их стали звать балагуровсими даже в Павлове.

   

   В конце 19 века был известен изготовлением висячих замочков в древне-русском стиле лысковский мастер В.С.Блинов. В музее Н.Новгорода хранится огромный замок бывшего кафедрального собора с красивой паяной надписью в ажур: "Село Лысково Захар Кибитев 1863 года", выдающийся по качеству отделки.

   В селе Лыскове готовили также нутряные замки для макарьевского сундука. В старину любили замок с мелодическим звоном: он оберегал казну и товары от потайных покушений. Мелодии сундучного замка памятна многим. "Раздался трижды звонкий звук, - открыл нянюшка сундук", - рассказывает поэт. П.Мельников сообщает, что на границах Афганистана находили павловские и лысковские сундуки, снабженные замком со звоном, который нравился местным жителям и удивлял их.

   Дорогой сундучный замок делался в 20 язычков, был очень прочен. Балагуровский замок дополнял вескую лысковскую шкатулку. Железные стенки шкатулки и внутри и снаружи крылись лаком, и по нему наводились "трафаретные" рисунки. Лысковцы любили сложный орнамент из травяных сплетений, цветов в вазах, оживлённых маленькими птичками, домиков на манер китайских. Чёрное на золоте или серебре, реже на красно-коричневом фоне - вот обычная расцветка этих узоров, напоминающих старинную парчу. Внутри на крышке шкатулки обычно проставлялось имя мастера, год работы и место - село Лысково. Этим подчёркивалась ценность и добротность товара. Стальные шкатулки продавались прежде на вершки (в длину) - 50 копеек с вершка. Возникнув в середине 19 века производство стальных шкатулок уже к концу столетия клонилось к упадку.

    В 1830-х годах павловцы научились готовить, кроме столового, складной перочинный нож. Новый вид изделий стал привлекать большое внимание. Ножевой товар сделался интересным и с художественной стороны. Особенно выделилось соседнее с Павловым село Ворсма.

   Ддя ручек ножей павловцы брали рог, кость, перламутр, яшму, дерево, украшали их резьбой и гравировкой. Мастеров высоких сортов ножевого товара звали "штучниками".

   В с.Ворсма уже в 1860-х годах первая местная фабрика с паровым двигателем готовила "ножи столовые с разными перламутровыми, костяными, каменными, металлическими и деревянными черенками; ножи перочинные с перламутровыми, черепаховыми, слоновой, мамонтовой и моржевой кости, оленьего, буйволового и простого рога и с деревянными черенками" - как свидетельствует об этом Смирнов. Применение штампов позволило позднее делать ножички с фигурными плашками (черенами).

     Мастерство металлиста ярко выразилось в такой области, как кровельные работы. На старых церковных зданиях сохранилось немало вырезных из железа подзоров, напоминающих иногда по своей сложности какое-то кружево. Есть образцы подобных работ, дошедших до нас от 16-17 века, когда любили золотить подобные вырезы. Ясно, что больше всего уцелело произведений кровельщиков 19 столетия, особенно его второй половины.

   В поволжских городках типичны роскошно оформленные крыши купеческих и мещанских особнячков, украшенные зачастую фигурными вазами с цветами, ананасообразными плодами и гирляндами цветов, украшающих водосточные трубы и вырезные из жести в ажур парапеты крыш. Часто подобным образом оформляются ворота и крыльцо дома. Ловкость кровельщика в обращении с таким материалом, как железо, - удивительна.

   Любили на домах ставить железные вырезные флюгерки. Фигурку петушка или всадника ставили на мачте судна, шпиле беседки, - они вертелись и скрипели при переменах ветра. Красивые золочёные ангелы из жести украшали ограду Городецкой соборной церкви. Они были установлены по верхам белых башенок и виднелись издалека с Волги. Шедеврами мастерства можно считать "процветшие" кресты церквей 18 века с гирляндами жестяных цветов. Арзамас имел интересные кронштейны такого рода в Спасском монастыре и неподражаемые по затейливости ограды.

   Издавна готовилась в области жестяная посуда. Работа жестянщика часто сочеталась с мастерством красильщика, расписывающего и лакирующего изделие.

    В половине 18 века в богатой в богатой лесами и рудой местности на Оке основался ряд металлических заводов, прозванных "нижегородским филиалом Урала". Тульские оружейники, братья Баташевы, энергично взялись за освоение здешних, почти не тронутых, природных богатств. В течении двадцати пяти лет им удалось построить семь заводов. Благодаря военным заказам, заводы окрепли и разбогатели. Тысячи крепостных стали искусными выксунскими металлистами, умевшими отлить не только пушку, ядро, бомбу, вилы или плиты, но и тончайшие художественные изделия из чугуна.

   Литьё требовалось и для оформления богатых сооружений усадьбы завода и для продажи на сторону. Уже в 1773 году в Выксе отстроили церковь с богатейшим узорным полом, хорами, лестницами и баллюстрадами из чугуна. Пышные стили 18 столетия отражены в разнообразии архитектурного убранства Выксы, где чугун играет огромную роль.

   Выделкой художественного литья был специально занят восьмой, самый молодой завод выксунской группы, построенный в 1784 году на речке Сноведи. Характеризуя в 1808 году промышленность Нижегородской губернии, географ Зябловский называет 8 чугунных и железных фабрик, как единственные предприятия, и отмечает: "на множайших чугунных заводах столько отливается разной домашней посуды, что за внутренним продовольствием отпускается оная на продажу за границу, особливо к Азиатским народам".

   Современник Пушкина, журналист П.П.Свиньин описал заводы Выксы в 1826 году. Он выделяет Сноведский завод и говорит о балконных решётках с барельефами, каминах и надгробных памятниках, которые здесь отливались из чугуна.

   Нижегородская ярмарка торговала кунганами-кувшинами, сделанными на Сноведи с учётом вкуса восточных купцов, поэтому этот сорт изделий и звался "азиатской посудой".

   Качество продукции Выксунских заводов вызывало восхищение. "Нельзя не упомянуть о достоинствах здешнего чугуна и литья из него. Он мягок и имеет вместе с тем такую необыкновенную упругость, какой не замечал ни на одном заводе как в России, так и в Швеции, Англии и США. Общие свойства чугуна - твёрдость, хрупкость и ломкость, но здешний гибок, как пружина, и крепок в соединении частей своих". (Свиньин П.П. Заводы, бывшие И.Р. Баташева и ныне принадлежащие Д.Д. Шепелеву и его детям. СПб., 1826) Выксунская технология плавки чугуна хранилась в секрете и составляла предмет гордости мастеров и зависти иностранцев.

   С участием крепостных художников Баташев выстроил в Москве, у Яузских ворот, роскошный дом. В его архитектуре применены чугунные изделия, возможно, работы завода на Сноведи. Дом этот стоит и сейчас. Строил его в 1799 году архитектор Кисельников по проекту, присланному из Парижа, сделанному, повидимому, Де Вальи. Сохранилась изящная чугунная ограда дворца в вазами на столбах и курьёзные фигуры львов. На боковых фронтонах ещё видны вензеля Ивана Баташева.

   От основателя Выксы И.Р. Баташева заводы перешли к зятю - генералу Д.Д. Шепелеву (1766-1841), герою   двенадцатого года, бравому гусару и гуляке, не знавшего пределов своей расточительности. Однако литьё заводов его интересовало. Изделия из чугуна украшали дом и усадьбу, ставились на кладбище, дарились и продавались.

   Продукция заводов Баташева-Шепелева неоднократно получала превосходную оценку, золотые медали и дипломы первой степени на выставках в Н.Новгороде, Казани, Москве, Милане, Турине, Лейпциге, Париже. Все чугунные украшения Триумфальной арки в Москве отливались в Выксе.

   В сквере напротив Дмитриевской башни Нижегородского кремля стоит изящный фонтан, отлитый на Выксунских заводах в 1847 году. С 1850 года владельцы заводов разоряются. Заводы попадают в руки английских, а затем немецких акционеров, которые, как сор, выметают из усадьбы памятники крепостного искусства. Закрывается и Сноведский завод чугунного литья. Его умелые мастера умирают в забвении, не передав никому своего драгоценного опыта.

   Когда попадаешь в район Выксы, остатки убранства из узорного чугуна встречается на каждом шагу. Даже на сумрачных старинных домах для рабочих есть небольшие чугунные барельефы, красивые розетки на наличниках, куски литых решёток и оград. Чугунные капители и вазы украшали старинные каменные дома завода. Ограды из чугуна замечательны стройностью своих силуэтов и изяществом украшений.

   Более столетия создавались литейные изделия Сноведи, отражая меняющиеся вкусы и запросы времени. Бесчисленное число отливов разошлось по России. Зная "гегемонию" Выксы на ярмарке, можно приписать Сноведи лучшее художественное литьё в архитектурном убранстве Нижнего Новгорода.

   В половине 19 века литая из чугуна мебель для сада и дома была многочисленных видов. Лились не только диваны, столы и кресла, но даже кровати. В Нижнем Новгороде и по области уцелело немало изящных балконных решёток из чугуна и зачастую датированных плит для пола с разнообразной орнаментикой.

   Огромный фонтан против Дворца культуры имени Ленина в Н.Новгороде был отлит в 1869 году на заводе купчихи Бибарсовой.

   Семёнов славился работами литейного завода братьев Рекшинских (осн. в 1853 году), особенно тонко ливших гири. 

   Городец также славился литейным заводиком Рязановых. Он выпускал, между прочим, крестьянскую чугунную утварь. Весьма красивы литые городецкие умывальники. Чугунная посуда подвергалась даже окраске на манер хохломы.

    Нижегородская губерния славна была пуреховскими колокольчиками. Колокольчик требовался в эпоху, когда транспорт держался на ямщичине, т.е. до 1860-х годов. С этого времени железные дороги стали вытеснять тройки, оставляя им глухие тракты и просёлки.

   Древнейшим центром литья колокольчиков считается Валдай. Здешние медники приносили на плечах по три пуда форм из Ярославля, хорошо разбирались в технике 18 века, плавили зелёную медь в горшках. Мастеров интересовала музыкальная сторона дела. Любили нежные и сильные звуки колокольчика и различали звоны: малиновый, ямской, шиллеровский, глинкинский и валдайский.

   К середине 19 века появились соперники Валдаю в Касимове на Оке, потом в Павлове - селе Сосновском и деревне Виткулове и, наконец, в меднолитейном деле выдвинулся Пурех. Подобно своим братьям из Валдая и Касимова, пуреховский колокольчик зазывал покупателя надписью: "купи, денег не жалей, - со мной ездить веселей".

   Среди сортов пуреховского литья в начале 20 века были: дужные, подшейные, гречушники, парные, сибирские и московские колокольчики, каждый в 5-8 различных сортах. Один из них звался "дар Валдая", был ещё "валдайский с цветочком". В этих наименованиях - документация связей Пуреха с валдайским промыслом.

   Всего насчитывалось до 70 сортов колокольчиков и не менее 76 сортов бубенчиков, гранёных, посеребренных и жёлтых с кантом, гладких и с прорезью. На ярмарку 1890-х годов их привозили тысяч на пятнадцать и успешно продавали. "Колокольчик однозвучный" был характерной деталью старого быта и популярным мотивом русской лирики.

   М.А. Плотников хорошо писал о нём: "Пурех напоминает о себе по всему Нижегородскому Поволжью и прерывающимся заливным звоном колокольчика под дугой почтовой тройки и побрякиванием бубунцов медлительно тянущегося по тракту обоза. В этой своеобразной музыке бубенчиков, которою выражает своё нетерпение заждавшаяся у крыльца тройка, вы легко различите и голос того большого бубенца в кулак величиной, который зовётся "болхарём", и звук "глухаря" или, как называют его иначе в Нижегородской и Пензенской губерниях, "гормотухи" - большого бубенчика с глухим звоном, и того бубенчика с резким звуком, который прозвали "гремок".

   Искусством медников славился в старину Арзамас. Более других выдвинулась мастерская братьев Лысковцевых. В 1812 году арзамасский мещанин Я.И. Лысковцев, желая "улучшить" свой состояние и приобрести выгоды по взносу податных и общественных повинностей, выстроил небольшую фабрику медных изделий, занимавшую две деревянные постройки. Работало на ней не более 9 человек, больше подмастерья и ученики. Лысковцы прославились выделкой "труб огнегасительных" и кастрюль. Художественный интерес представляли подсвечники, шандалы, самовары и чайники, которые готовила мастерская в 1820-40-х годах, а также паникадила и лампады. Крупные церковные заказы помогли мастерской окрепнуть и расшириться. Два брата Лысковцевых были упорны и изворотливы. Славу им принесло золочение через огонь, секрет которого они узнали хитростью, проследив через щель в потолке за работой приглашенных из Москвы мастеров, не желавших открывать тайн своего мастерства. Заказ на золочение главы для Саровского монастыря был первым, а вслед за ним Лысковцевы позолотили немало церковных макушек, добиваясь исключительно красивого, густого и прочного золочения. Во второй половине 19 столетия это прославленное арзамасское дело замерло и забылось.

   Фамилия Лысковцевых говорит об их связях с Лысковом, где медное дело также имело немногочисленных представителей. В Лыскове лились колокольчики, на манер пуреховских, и украшения для конской сбруи. Несколько десятилетий в Лыскове процветало литьё колец и напёрстков.

   Село Воротынец делало самовары и пожарные трубы. Литьём занималось в вередине 19 века село Мурашкино, - правда, в незначительном размере, давая в год всего лишь на две тысячи рублей товара. "Губернские ведомости" в 1862 году отмечали, что в Мурашкине производятся и сбываются преимущественно ходебщиками или офенями колокольчики, бубенчики, пряжки, бляхи для сбруи и тому подобные изделия.

   Незаметные на первый взгляд колокольчики, пряжки, бляхи, кольца, пуговицы, напёрстки и кресты давали в 1870-х годах продукции на 100 тысяч рублей в год. С ярмарки их хорошо раскупали бухарцы, армяне и персы.

   В селе Безводном на Волге некоторые мастера делали из зелёной меди посеребренные цепочки в виде плетёнок и снурков довольно чистой отделки. Дешёвые перстеньки делались для деревенских модниц в Городце. Было медное литьё в Семёнове.

   Однако все эти начинания крестьянских промыслов постепенно замерли. Их вытесняли фабричные изделия и продукция соседних костромских кустарей из села Красного, наводнивших рынки дешёвыми крестьянскими украшениями: серёжками, брошками, пуговичками. Дольше других продержались и даже развились производства Арзамаса, Лыскова и особенно села Безводного, однако художественное содержание их было принесено в жертву узкопрактическим задачам.

 

   Текст по книге Д. В. Прокопьева "Художественные промысла Горьковской области". (ОГИЗ 1939 Горьковское издательство). Фото из сети Интернет.

 

 

Старинные кузницы в России

 

 Кузница на каторге Нерчинск 1891 г.

 

Военная походная кузница 1916 г. 

 

 

 

Кузнецы возле деревенской кузницы Тверская губерния 1905 г.

 

 

 

 

 

Кузница Валаамского монастыря 

 

Походная кузница автокоманды штаба армии

 

Сонька-Золотая Ручка

 

Кузница в Якутии 1902 г.

 

 

 

 

 

 

 

Кузнецы г.Сергач Горьковской области 1937 г.

 

Кузница у мещеряков 1897 г.

 

Село Бричаны Молдавия 1980 г.

 

Кузнец-цыган

 

Партизанская кузница

 

Старинные кузницы за рубежом

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Обвязка колеса металлическим обручем.